Валютный контроль не для всех. Контрсанкции наоборот


Валютный контроль не для всех. Контрсанкции наоборотЛибералы от экономики могут снова чувствовать себя на коне. И отнюдь не потому, что нет кардинальных перемен в кабинете министров, а «главный советник» Кудрин, скорее всего, возглавит Счётную палату. Просто во вновь разгорающейся войне санкций Россия, похоже, снова пойдёт по пути прямого противостояния под лозунгом «ответим ударом на удар», даже не пытаясь оценить реальные выгоды для экономики страны и её населения.

Может показаться, что жёсткий ответ противоречит всем постулатам либеральной экономической теории. Но по сути, все торговые, таможенные или валютные войны – прямое следствие стремления оставаться во всемирной экономической тусовке. И следовать при этом не только правилам ВТО, но и заодно стремиться к полноправному членству в разного рода бизнес-клубах и ассоциациях, формальных, а чаще неформальных, полезных, а чаще бесполезных. В то время как наш главный экономический и политический оппонент попросту вытирает ноги об любые нормы и правила, которые сам же когда-то первым и диктовал чуть ли не всему миру.

К чему столь длинное вступление? Да к тому, что наряду с ответом на санкции у нас едва ли не нормой становятся все возможные и невозможные меры поддержки тех, кто от этих санкций мог бы даже выигрывать. При грамотном подходе, разумеется, и при упреждающей диверсификации бизнеса. Вот к примеру, отечественные аграрии готовы молиться на тот «развод», который случился в последние годы у России с Западом. А структуры олигархов вновь и вновь выбивают для себя через законодателей те или иные послабления.

Очередное из этих послаблений сегодня с нескрываемым одобрением анонсируют практически все деловые издания. Речь о праве не возвращать валютную выручку в страну. Которое должно быть подкреплено возможностью рассчитываться с контрагентами непосредственно за рубежом. Столь либеральная мера, по идее, должна коснуться лишь тех компаний, которые подпали под очередную порцию западных санкций, хотя при нынешней степени взаимопроникновения бизнес-структур под санкциями (пусть и косвенно) может оказаться практически любая российская компания или банк, имеющие дело с зарубежными партнёрами.

Другое дело, что отнюдь не все страны из числа тех, с кем сегодня сотрудничают россияне, применяет против нас санкции. Тем не менее, коллеги-журналисты утверждают: бизнес «почти дождался» смягчения валютного контроля! Пока только «почти», хотя уверенности деловому сообществу прибавляет уже тот факт, что главный инициатор такой меры, министр финансов Антон Силуанов, теперь занял пост вице-премьера. Он ратовал за ослабление валютного контроля ещё будучи заместителем министра, когда разразился глобальный финансовый кризис 2008 года, и остаётся последовательным сторонником даже более широкой валютной либерализации.

Чуть более года назад министр Силуанов в который раз предложил ослабить валютный контроль, но не получил поддержки в правительстве. Однако в апреле 2018 года ситуация изменилась кардинально. Под новые санкции Минфина США, введённые 6 апреля, попали 24 россиянина и 15 связанных с ними компаний, в том числе En+ и UC Rusal Олега Дерипаски, а также группа «Ренова» Виктора Вексельберга. С ними связано по бизнесу очень большое количество российских резидентов, которые теперь сами рискуют попасть под санкции, если продолжат бизнес с фигурантами списка.

Тогда же премьер-министр Медведев поручил правительству придумать, как помочь компаниям, попавшим под санкции. На прямые финансовые вливания средств в бюджете уже нет, да и вряд ли они всерьёз помогли бы. Очевидно, поэтому сегодня в финансовом ведомстве и не сомневаются в том, что без отмены репатриации валютной выручки России не обойтись. Так, заместитель министра финансов Алексей Моисеев уверен, что «нужно заканчивать с этой ист



Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Notify of